Время работы:

Пн.-Пт: с 9:00 до 19:00

Худой умный заяц

Худой умный заяц

Галина Волчек выпустила премьеру после шестилетней паузы

Бывают спектакли, от которых мир становится хуже. Пусть эстетически они совершенны (что редкость), это ничего не меняет. Все равно вектор - вниз. Есть спектакли, которые делают мир лучше. У них, как у немногочисленных людей, книг и песен, вектор - вверх. А изъяны в данном случае - лишь примета живого существа.

Спектакли, поставленные Галиной Волчек, всегда улучшали мир. Понятие "всегда" не имеет прошедшего и будущего времени. "Заяц. Love Story" вряд ли окажется в одном ряду с "Пигмалионом", "Вишневым садом", "Тремя товарищами" или "Тремя сестрами", но столбовому направлению он соответствует.

Волчек не выпускала премьер давно. Строго говоря, с 2001 года, когда вышли те самые обновленные "Три сестры". Надо ли уточнять, что 13 апреля парковка трещала от "меринов" с красноречивыми номерами, а зал еле-еле вместил "випов" - как действительных, так и разжалованных. Кому "випы", а кому - друзья. Волчек друзей не предает.

Хрустел упаковочный целлофан, роз в каждом букете было столько - не считай, собьешься. Все целовались-обнимались, всё предвещало большой успех, и успех этот - по объективным критериям - состоялся. Великолепную троицу - Галина Волчек, Нина Дорошина, Валентин Гафт - приветствовали долго, стоя, с почтением, которого эти люди заслуживают, с любовью, которая за десятилетия накоплена. В лучах народной и "виповской" любви согрелись также автор пьесы Николай Коляда (что на афише "Заяц. Love Story", то у него в оригинале - "Старая зайчиха") и тренер по пластике, верная подруга Волчек Татьяна Тарасова. Не беспокойтесь - на коньки старую гвардию "Современника" громоздить не стали...

Действие "Зайца..." происходит в гостиничном номере очень далекого (от Москвы) и очень холодного города. Встречаются на краю света он и она - Миша и Таня. Он - бывший актер, теперь осветитель в ДК. Она - все еще актриса, и даже столичная. Существует тяжкой халтурой (нормальное актерское состояние). В своем немолодом возрасте ведет иллюзорный образ жизни. Вот прибыла афрозвезду перед наивной сибирской публикой имитировать. Мотается по номеру в разноцветной лапше, кудрявом парике и морилке. А что? "Как нас заказывают, так мы и приезжаем". И Мише, и Тане "сто лет в субботу". А бесславному окончанию их супружества в субботу - тридцатник. Эпоха эта давно отошла в область преданий. Причем у каждого свои предания, свой собственный набор легенд и мифов - конфликт неизбежен. Даже совместное участие в постановке "Зайка-Зазнайка" какого-то мухоср...ского тюза в семьдесят лохматом году - повод сцепиться, изрыгая самую поносную брань. Впрочем, легкую и естественную, как принято у Коляды. Спектакли по его пьесам - убедительная иллюстрация поговорки "брань на вороту не виснет".

"Зайка-Зазнайка", если кто забыл, - это драматургическое творение старшего Михалкова. Наряду с советским/российским гимном, "Дядей Степой", исполненным трагизма произведением "Мальчик с девочкой дружил" и гениальным руководством "Нельзя воспитывать щенков посредством крика и пинков. Щенок, воспитанный пинком, не будет преданным щенком" Сергей Владимирович создал также несколько пьес. В частности - про то, как заяц при помощи краденого "ствола" экспроприировал у лисы элитную недвижимость... Самое удивительное, что текущей весной слово о бедных артистах, навсегда ушибленных тюзовскими образами, замолвили сразу и в театре, и в кино. Еще торчат по Москве билборды фильма "Тупой жирный заяц"...

Спектакль Волчек - не столько про трудную судьбу рядового артиста, сколько о том, что жизнь прошла. Под присохшей обидой кровоточит старая любовь, пламя разгорается не из искры даже - из холодной золы. Чудо. Но - опоздало чудо. Кончена жизнь. И только заводной заяц марширует по авансцене с барабаном наперевес. Бодрый, глупый, из ниоткуда в никуда, как мы все. Гордимся, что работаем дольше - в два раза дольше. И не замечаем, что любим меньше - во сто раз меньше, чем могли бы любить...

Галина Волчек - кристально честный человек. И кристально честный режиссер. В сущности это тавтология, поскольку Волчек на режиссера и человека не делится. Она - едина. Как у пьяницы - что на уме, то и на языке, так у нее - что на сердце, то и на сцене (мысленно дорисуйте здесь смайлик).

Кто честен сам, тот извинит и чужую откровенность. Если я скажу, что "Заяц. Love Story" надорвал мне душу, что я плакала там, где зрительские слезы явно подразумевались, это будет лицемерием. А я слишком уважаю Галину Волчек, чтобы с ней лицемерить. Не являясь поклонницей стихотворного творчества Валентина Иосифовича, смею думать, что текст Коляды без посторонних вкраплений звучал бы естественнее. Являясь безусловной поклонницей фильма "Любовь и голуби" (коему предшествовал одноименный спектакль в "Современнике"), предпочла бы, чтобы в игре Нины Михайловны Дорошиной возникли и другие интонации - кроме до боли знакомых. При этом понимаю, что театр - дело живое ("Современник" - особенно), показ на показ не приходится, и, если сердце у меня не защемило, это вопрос личного невезения.

А вы идите - посмотрите спектакль "Заяц. Love Story" таким, каким он задумывался. Каким должен быть. Я очень надеюсь, что вам повезет.

Известия, 16 апреля 2007 года

Елена Ямпольская