Время работы:

Пн.-Пт: с 9:00 до 19:00

Город миллионеров

нет фото

Спектакль Ленкома удивляет прежде всего отсутствием взрывов, фейерверков и всякого рода "адских машин". Все тихо, буднично, по-домашнему. Максимальная шумовая атака на барабанные перепонки зрителей - каскадный звук упавших в чулане залежей металлолома.

История о том, как уже немолодая, но еще не утратившая природного очарования и чисто женской сметливости Филумена Мортурано (Инна Чурикова) - бывшая проститутка и мать троих детей - заставляет жениться своего сожителя с двадцатипятилетним стажем - богатого дона Доменико (Армен Джигарханян), разыгрывается по ленкомовским меркам почти что шепотом. Главное в этом спектакле не головокружительные трюки, а душещипательность придуманной де Филиппо love story. Недавний выпускник ГИТИСа, ученик Марка Захарова - Роман Самгин - с нескрываемым наслаждением ведет зрителей по лабиринту выстроенной Филуменой ловушки, заставляя публику по-детски восхищаться предсказуемостью сюжетных поворотов. Известие о том, что дон Доменико является отцом одного из трех сыновей Филумены вызывает в зрительном зале сдержанное "ах" женщин; рассказ об аресте "лучшего в городе" адвоката - встречает понимающее одобрение мужчин.

Спектакль воспринимается как хорошего качества телесериал, который с равным интересом смотрят и домохозяйки, и отцы семейств. Все составляющие хорошо сделанного зрелища налицо: занимательная интрига; замечательные актеры, подающие узнаваемые и любимые публикой приемчики по-бенефисному вкусно и сочно; необыкновенно красивые декорации.

О работе Олега Шейнциса хочется сказать особо. Давно на сцене Ленкома не было так красиво. Интерьер шикарной, отделанной темным деревом квартиры необычайно уютен: бесчисленное количество вазочек, горшочков, стаканчиков, подушечек... За толстыми окнами балкона, заставленного горшками с цветами - маленький кусочек залитого солнцем Неаполя: грубо оштукатуренная стена дома с покосившимся балкончиком, чуть дальше - радостно желтый фасад другого дома. Создается ощущение неограниченности сценического пространства - если за распахиваемой занавеской квартиры оказывается еще одна комната, то как знать - может и в доме с желтыми стенами течет жизнь. Вырваться "из тесных этнографических объятий итальянского неореализма" художнику не удалось. По-моему, к счастью.

А. С.