Время работы:

Пн.-Пт: с 9:00 до 19:00

Князь Мышкин и его женщины

Князь Мышкин и его женщины

«Идиот» Достоевского, инсценированный и поставленный в «Табакерке» Александром Мариным, смотрится на одном дыхании, как мелодрама. Собственно говоря, так оно и есть: Марин поджал философию, потеснил Рогожина и выстроил действие вокруг любовного треугольника — князь Мышкин (Виталий Егоров) мечется между Настасьей Филипповной (Марина Зудина) и Аглаей (Камий Кайоль). Склонность к рассуждениям, которой, как известно, грешил Достоевский, здесь не прослеживается, но темп, нерв, внутреннее напряжение спектакля сродни роману, суть работы абсолютно адекватна авторскому тексту. Александр Марин не стал подминать действие под себя: главными героями «Идиота» стали актеры. Концепция растворена в исполнителях и оживает благодаря им: такого князя Мышкина на московской сцене не было очень давно. Виталий Егоров абсолютно достоверен в роли человека ангельского всепрощения и доброты — выжить в несовершенном, грешном мире он не может по определению. Наблюдать за ним захватывающе интересно, и рецензию на «Идиота» можно было бы выстроить как актерский портрет: деликатный, нервный, стеснительный князь на редкость естественно чувствует себя и в доме генерала Епанчина, и у Настасьи Филипповны. Пословица «Устами младенца глаголет истина» относится к князю Льву Николаевичу — актер играет и большого ребенка, и мудреца одновременно, он оправдывает самые сложные психологические ситуации романа.

Если бы рядом с ним оказалась столь же убедительная Настасья Филипповна, это был бы замечательный спектакль. Но Марина Зудина не очень хороша в этой роли — ее героиня человечески мельче персонажа Достоевского. Злость подменяет отчаяние, истерика — неистовый взрыв чувств, высокого безумства в героине Зудиной нет, она играет вполне заурядную, вздорную и агрессивную женщину. Князь Мышкин может ее пожалеть, а вот что в этой даме нашел Рогожин, остается непонятным — роковая страсть и Настасья Филипповна Марины Зудиной проходят по разным ведомствам. Но Рогожин появляется на сцене нечасто, а появившись, говорит немного — чрезмерно большого урона спектаклю Александра Марина Настасья Филипповна не нанесла. То же можно сказать и об игре Камий Кайоль — безумства, которое есть в ее героине, хватило бы на двоих, а вот профессионального мастерства, умения выстроить характер актрисе пока не хватает Тем не менее в спектакле немало отличных актерских работ. Хороша Алла Покровская в роли генеральши Епанчиной — жесткая, взрывная, безмерно добрая. Точно сыграны и Рогожин Ярослава Бойко, и генерал Епанчин Алексея Золотницкого, и Келлер Дмитрия Бродецкого…

Здесь все выверено с почти математической, западной точностью: Александр Марин выбрал свой жанр и строго ему следует. Но, как то и полагается в работе по-настоящему удачной, здесь есть выходящая за пределы общей, рационально скомпонованной схемы деталь: Настасья Филипповна мертва, действие подошло к концу, князь сидит, вертя в руках куклу, а за кулисами весело, заливисто хохочет ребенок. Мир перемолол праведника, растерзал его душу и ум, но в призрачном мире своего безумия он наконец будет счастлив. ..

Известия, Алексей Филиппов, 3-02-1999