Время работы:

Пн.-Пт: с 9:00 до 19:00

"Квартет И" заговорил по-мужски

"Квартет И" заговорил по-мужски

"Разговоры мужчин среднего возраста" в ДК Зуева

Комический театр "Квартет И", базирующийся в ДК Зуева, выпустил спектакль "Разговоры мужчин среднего возраста о женщинах, кино и алюминиевых вилках" в постановке Сергея Петрейкова. Беседы о своем, мальчишеском, подслушивала МАРИНА ШИМАДИНА.

Неправда, что в мужской компании принято говорить исключительно о бабах. Сами мужики признаются, что в отсутствие своих вторых половин чаще всего болтают о машинах, компьютерах, политике, футболе, ну и иногда, если речь зайдет, о женщинах. Но в новом спектакле "Квартета И" именно бабы поставлены во главу угла. Рассуждения о мужской и женской неверности, о любовницах, от которых так приятно возвращаться домой, к жене, о том, почему плохих мужиков любят больше, чем хороших, о кривой женской логике и прочих подобных вещах занимают добрых три часа.

Четверо актеров, Леонид Барац, Александр Демидов, Ростислав Хаит и Камиль Ларин, устраивают на сцене натуральный мальчишник: накрывают на стол и под коньячок угощают друг друга историями из жизни и делятся наболевшим. Никаких Америк они при этом не открывают и особенно оригинальных мыслей по избитому вопросу войны полов не выдают. Но это спектаклю и не нужно — чем жизненнее, то есть банальнее и типичнее, ситуация, тем больше вероятность, что зритель засмеется и скажет: "О, точно, и у меня так было!" По спектаклю "Квартета" можно легко составить портрет этого зрителя: женатый мужчина лет сорока, чуть лысеющий и толстеющий, но еще вполне ничего себе, деловой и успешный, который ужинает в дорогих ресторанах, но втайне предпочитает курицу-гриль из соседней палатки, ходит на модные фильмы и выставки, но ни черта в них не понимает.

Современное искусство — это вторая глобальная тема спектакля, которая, может быть, занимает в нем меньше времени, чем первая, но для артистов, чувствуется, является более острой и животрепещущей. О том, что супы Энди Уорхола вкупе с многочисленными черными квадратами, синими кругами и желтыми треугольниками — чистой воды профанация, думают про себя многие, но мало кто решается сказать об этом вот так открыто. В этом спектакле участники "Квартета" вообще высказываются без обиняков и выступают как идейные противники всякой концептуальности и многозначительности в искусстве и, надо сказать, очень смешно ее пародируют. Камиль Ларин весьма убедительно изображает некий страстный современный танец, состоящий из общих мест contemporary dance, которому позже актеры легко приписывают любое содержание — от метаний одинокой души до протеста диссидента Андрея Сахарова.

Свое искусство "Квартет" представляет как здоровую альтернативу пафосному занудству, которое почему-то так любят критики, все время проходящие мимо ДК Зуева, где квартирует "Квартет", в Центр Мейерхольда на какой-нибудь "фестиваль немецкого театра "Взгляд с потолка", где слепой карлик откусывает себе руку и пишет кровью на стене слово "экзистенция"". Над этой шуткой хохотали уже исключительно журналисты — тем, кто не смотрел спектаклей недавней "Золотой маски", такого юмора не оценить. Видимо, зрительская любовь и полные аншлаги при совсем не дешевых билетах не могут заменить актерам признания коллег и проносимые мимо "Маски" не дают им спать спокойно. Но участникам "Квартета" хватило смелости и ума посмеяться и над своими комплексами комедиантов, на которых все с удовольствием водят друзей и родственников, но никто не принимает всерьез.

Почему, собственно, эти обаятельные скетчи, исполненные в духе stand-up comedy, не могут считаться полноценным спектаклем в отличие, скажем, от монологов Евгения Гришковца, который, кажется, занимается тем же самым — рассказывает со сцены истории из жизни и делится своими мыслями о том, о сем? Составляющие вроде такие же: воспоминания о детстве, реалистические зарисовки с точно подмеченными деталями, прямые обращения к зрителю, только интонация другая — не лирически-ностальгическая, а юмористическая. По внешним признакам спектакль "Квартета" выглядит даже театральнее: истории не только рассказываются, но и частично разыгрываются между актерами, благо их четверо.

Но сцены спектакля так и остаются разрозненными эпизодами, потому что им не хватает единого стержня, объединяющей конструктивной идеи. Не хватает развития действия более существенного, чем переход от закусок к чаю. И главное, не хватает как раз той мысли, которая делает из супа в банках арт-объект, а из кухонного разговора по душам — спектакль. Но если авторы не ставили перед собой сверхзадачи выдать на-гора великое театральное произведение, их новую работу можно признать вполне успешной. Талантливо трепаться три часа кряду — тоже искусство.

Коммерсант, 19 мая 2008 года