Время работы:

Пн.-Пт: с 9:00 до 19:00

Финита ля комедия

Финита ля комедия

Под Новый год, так уж повелось, люди хотят веселиться. То ли устают очень, то ли еще что, но праздник этот — самый радостный из всех и какой-то простодушный. Те, кто занимается в эти дни нашим досугом, выдают народу искомое — премьеры разнообразных комедий в театрах и кино, ну и все эти шутки юмора на телеэкране. Чего-чего, а подобного добра у нас в переизбытке. И вот, как хотите, а пресловутый «Аншлаг», в зубах навязший, свое дело сделал. Кто только с ним ни боролся, даже депутаты Госдумы отметились, а он, курилка, продолжал трудиться в поте лица своего. И дотрудился до того, что мы, похоже, окончательно утратили чувство юмора. Ну, или перестали понимать, над чем смеяться-то теперь надо. Давно забытые тонкости, изящные намеки и изысканное остроумие если и остались в обиходе, то проходят по уничижительному разряду: юмор не для всех. А для всех предлагается весомое, грубое и более чем зримое комикование. То есть берут тебя за шиворот и трясут что есть мочи: смейся, паяц, зря мы, что ли, тут стараемся, рожи корчим.

А в театре, само собой, разнообразные антрепризы, на чес по стране рассчитанные, руку приложили, отвратили от здорового веселья нормальную публику, не готовую, глядя на пошлые кривляния, так уж сразу за живот хвататься. Ну и мы, театральные критики, тоже свою лепту внесли, постарались. Комедии у нас низшим жанром числятся, презрительным словом «коммерческие» обозначаются. Мол, если кому так уж смеяться хочется, животы надрывать, то и бог с ними, но историю театра делают совсем другие спектакли, серьезные, крупные по смыслу, сложные по форме. Может, оно и так, а только ведь и отдохнуть иногда хочется, от проблем отойти и оттянуться на всю катушку. Вот хотя бы в Новый год, под шампанское и конфетти. Я уж не говорю о давно забытом умении через уморительно смешное о серьезном говорить. В этом смысле знаменитый спектакль Анатолия Эфроса по гоголевской «Женитьбе» — вершина непревзойденная. До него нынешним нашим потугам, как до Марса, лететь — не долететь. В нынешних творениях и смешное не смешно, и серьезный смысл никак не просматривается. Вот и выходит — комедии, как и положено, появились, а посмеяться вволю так и не удалось. Ни на «Тартюфе» мольеровском в театре «Ленком», ни на «Фигаро», поставленном Кириллом Серебренниковым в только что созданной Театральной компании Евгения Миронова. Вот разве что мхатовские «Примадонны» не подвели — ну да, глупость полная, а смеешься, наверстывая упущенное.

«Примадонны», поставленные режиссером Евгением Писаревым, в МХТ им. Чехова вышли скромно, никаким шумом рекламным не сопровождались. Как будто главный театр страны немного стеснялся дурацкого сюжета, придуманного американским писателем Кеном Людвигом на манер известного фильма «В джазе только девушки». Тут тоже главная хохма в том, что мужчины переодеваются в женщин, потом влюбляются и все такое прочее. Конечно, не по чину МХТ такие пьесы, они афишу не украшают. Но деньги-то надо зарабатывать, темпераментно возразит нам руководство театра. Не одним же только «N 13» (давняя постановка пьесы Рэя Куни) жить прикажете, чего тут ханжество разводить, чай, капитализм на дворе. Ну и как с этим спорить, чем опровергать?

А все же стесняется театр правильно. До победительного «N 13» новому спектаклю далеко. И до другой пьесы Кена Людвига «Одолжите тенора», которую в прошлом сезоне весьма удачно поставил в Театре им. Пушкина тот же самый Евгений Писарев, он тоже не дотянулся. А все потому, что всего лишь хотели успех повторить, не искали ничего нового. Ну и пьеса, мягко говоря, не ахти. Вторичная, поверхностная, концы с концами не очень связываются — как такую хорошо поставить? Какие-то нелепости и дыры сюжетные Писареву раскрашивать пришлось, довольно-таки грубо, ему не идет. А все же «Примадонны» в каком-то смысле честная работа. Зрителя тут не дурачат, не водят за нос, обещая двойные смыслы и бог знает что еще. Он (зритель то есть) пришел повеселиться, и ему дарят эту радость, с превеликим удовольствием дарят. Собственно, в этом удовольствии все и дело.

Плохую пьесу здесь не выдают за откровение, просто валяют дурака, получая удовлетворение от чистого лицедейства. Любовь-морковь, сюжетом заявленную, правду сказать, не играют, актеров занимает один только трюк. Мужчина в женском платье — представляете, какие тут горизонты открываются? Вот они и оттягиваются, так сказать, по полной программе, а что самое удивительное — без пошлости и натуги, профессию не роняя. Юрий Чурсин, Дмитрий Дюжев и самый упоительный — Михаил Трухин. Без шуток говорю — Трухин играет роскошно, тут и серьезный критик не устоит, от смеха задохнется. А смех, знаете ли, дело хорошее, для здоровья полезное. Его теперь в чистом, незамутненном виде днем с огнем не найдешь. Большая редкость, все равно как снег в нынешнюю зиму.

Итоги, 14.01.2007
Марина Зайонц