Время работы:

Пн.-Пт: с 9:00 до 19:00

«Российские актеры очень хорошо могут выражать эмоции»

нет фото

Режиссер Тадаси Судзуки в интервью «Газете»

Известный японский режиссер Тадаси Судзуки — создатель театрального направления, которое иначе как «Театр Судзуки» и не назовешь. О своем методе работы с актерами разных стран и о многом другом Тадаси Судзуки рассказал для «Газеты» Ольге Романцовой.

— Шесть лет назад вы показали в Москве «Электру», которую играли японские актеры. Поставив этот спектакль с актерами Театра на Таганке, вы изменили что-нибудь в его концепции?

— Концепцию я не менял. Но российские актеры очень хорошо могут выражать эмоции, и я подчеркнул это в спектакле.

— Несколько лет назад вы выпустили в МХТ «Короля Лира» и поняли, что можно и чего нельзя делать с русскими актерами. Этот опыт пригодился вам во время репетиций «Электры»?

— Я понял, что в Японии и в России процесс создания спектакля от первой репетиции до премьеры сильно различается. Нужно учитывать эту разницу и немного иначе строить процесс репетиций.

— Что вы имеете в виду?

— Актер может играть в моем спектакле, только освоив метод Судзуки. И только по ходу освоения метода Судзуки я могу понять, чего можно требовать от каждого из актеров. Точнее, чего можно требовать, а чего нельзя, потому что он все равно не сможет этого сделать. Чем больше времени каждый актер занимается методом, тем больше я понимаю возможности этого актера, и тем больше информации, исходя из которой я понимаю, чего можно от него ожидать. Но российский театр, как правило, репертуарный. И поэтому приходится делать перерывы в репетициях, большие интервалы между спектаклями. Бывает так, что в российских театрах актер увольняется, пока идут репетиции, и тебе объясняют, что эту роль будет играть не он, а кто-то другой. В таких случаях возникают определенные проблемы. Во время работы над «Королем Лиром» в МХТ возникла такая ситуация, и актера просто заменили. Одно дело, когда ты во время процесса освоения актером твоей методики заменяешь его. Но когда эта замена происходит по какой-то абсолютно другой, посторонней причине, это вредит спектаклю. В моем театре в Японии актер, задействованный в спектакле, отказывается от ролей на телевидении и в кино, не участвует в других постановках. Вы видели «Электру» и поняли: исполнять главную роль в моем спектакле — очень тяжелый труд. Наверняка, вы не можете себе представить, чтобы Нана Татишвили и Любовь Селютина, играющие роли Электры и Клитемнестры, одновременно были бы заняты еще в каких-то репетициях. Это практически невозможно. Короче говоря, в российском репертуарном театре невозможно работать по той системе, в которой существует мой театр. Нужно это учитывать.

— Вы обычно играете серию спектаклей?

— Да, после премьеры играется серия спектаклей, потом начинается работа над другой постановкой. Если через какой-то промежуток времени возобновляются старые спектакли, то, как правило, меняется состав актеров.

— Вам не хочется посмотреть «Короля Лира»?

— Нет. К тому же контракт был подписан на три года, и если «Король Лир» еще идет, сейчас показывают последние спектакли. Олег Табаков ничего мне не говорил о продлении контракта. Хотя актер Анатолий Белый, который играет Лира, сказал мне, что хотел бы играть эту роль многие годы.

— Вы бы доверили своих актеров русскому режиссеру?

— Конечно. Мои актеры уже играли в спектаклях режиссеров из России. Например, Валерий Фокин поставил с ними «Превращение» Кафки. Главную роль играл актер, который сейчас в «Электре» стал главным осветителем.

— Что вы собираетесь делать после возвращения в Японию? — Возобновлю спектакль по произведению японского автора, который уже шел в нашем театре. Сейчас я репетирую его с другими актерами. Еще я хотел бы поставить произведение молодого современного японского автора, потому что до сих пор я ставил в основном классиков мировой литературы. А если автор был японским, то, как правило, он был известным писателем.

— О чем вы сейчас чаще всего думаете в свободное время?

— Об опере Верди «Травиата». Я буду ставить ее в Японии и хочу, чтобы моя работа была не похожа на традиционную постановку. Ее главным героем станет писатель. А поскольку Виолетта больна чахоткой, действие можно перенести в клинику, или сделать «Травиату» чем-то похожей на «Электру».


Ольга Романцова
Газета.ру (Gzt.Ru), 11.10.2007